суббота, 7 января 2012 г.

История Анны Клевской или что может случиться, если выбирать по картинке

  Этот портрет из коллекции Лувра — свидетельство громкой "виртуальной" сделки, совершенной удаленно, без реального знакомства с предметом. А в судьбе изображенной на нем Анны Клевской он сыграл огромную роль и положил начало одной из самых необычных женских биографий шестнадцатого века.

Анна Клевская, художник Ганс Гольбейн Младший, 1539 г.

Когда у английского короля Генриха Восьмого умерла очередная жена (с первой он развелся, вторую казнил, третья умерла после родов) он захотел жениться еще раз. Англии нужен был наследник престола и мощный союзник, которого можно было приобрести женившись на какой-нибудь подходящей принцессе. Начались поиски кандидаток. Но о короле уже пошла дурная слава, и все дамы, которым он делал предложения, отказывали ему под разными предлогами: "Я, конечно, достаточно высока, но шея у меня короткая" (Мари де Гиз), "Если бы у меня была вторая голова, я бы с удовольствием ее отдала Королю" (Кристина Датская).

Герцог Вильгельм Клевский оказался более сговорчивым и согласился выдать замуж свою сестеру Анну (Генрих Восьмой не требовал за невестой никакого приданого, лишь бы девушка была красивая, и это было весомым аргументом). Король прислал своего придворного живописца Ганса Гольбейна нарисовать ее портрет — и портрет ему понравился. Вскоре был заключен брачный контракт и Анна отправилась в Англию.

В декабре 1539 года она прибыла в Англию. Королю Генриху, возбужденному рассказами своих придворных о красоте  Анны, не терпелось увидеть невесту, и он решил встретить ее в Рочестере, до официально прибытия ко двору.


Миниатюра из собрания Музея Виктории и Альберта, приписываемая школе
Ганса Гольбейна (возможно, автором является и сам Гольбейн)
Тут следует немного отступить и сказать несколько слов о невесте. Анна Клевская была воспитана в классическом немецком духе. Она хорошо играла в карты, читала и писала по-немецки, но абсолютно не знала ни английского, ни латыни, ни французского. Она ничего не понимала в музыке, зато была неплохо подготовлена для ведения домашнего хозяйства. А Генрих Восьмой, несмотря на свое тиранство, самодурство и тучную фигуру, был большим поклонником женской красоты, искусств (в особенности музыки) и, помимо родного английского, бегло говорил на латыни и французском.

Утомленная долгим путешествием, еще не отошедшая от морской болезни, Анна стояла у окна и смотрела во двор, на популярное в то время в Англии развлечение — травлю привязанного быка собаками, когда в комнату вошла группа мужчин в плащах. Один высокий и толстый мужлан, абсолютный конюх по виду, бросился к ней, начал сжимать в обътиях, что-то говорить на английском, которого она совершенно не понимала, и показывать какое-то украшение (точно такое же он послал ей в качестве подарка). Но Анна была так удивлена, что этого не заметила. Потом она признавалась, что приняла короля и его свиту за каких-то насильников. Когда Генрих понял, что она не узнает его, он скинул плащ и предстал во всем своем бархатном великолепии:
Портет Генриха Восьмого работы все того же Ганса Гольбейна Младшего (1539-1540 г.)

Генрих был поражен и страшно зол. Его приняли за конюха, но это было не главным, а главное... Не то чтобы Анна не походила на свой портрет, но... Король потребовал объяснений от своих вельмож, как же так получилось, что ему рекомендовали и подсунули такую "фландрскую кобылу", "длинноносую рябую верзилу" и т.п.


Портрет Анны Клевской из собрания колледжа Сент-Джон в Оксфорде, мастерская Бартоломеуса Брейна Старшего в Колонне.  Недавнее обследование в ренгеновских лучах показало, что под верхним слоем краски располагается еще более длинный нос!

Несмотря на все старания юристов, свадьбу уже нельзя было отменить и она была сыграна. После брачной ночи Генрих заявил: "Она вовсе не мила и от неё дурно пахнет. Я оставил её такой же, какой она была до того, как я лёг с ней".

Мораль этой истории очевидна — не доверяйте рекомендациям и не делайте выбор по картинке. Лучше приехать и пощупать. Но оставим морали — дальнейшая история гораздо интереснее!

Скорее всего, Анна действительно была не очень красива, но, конечно, не была таким ужасом-ужасом, каким ее охарактеризовал Генрих. По описаниям французских послов, видевших ее еще в Дюссельдорфе, она не блистала особенной красотой, имела высокую,  сухощавую фигуру, большой длинный нос,  но при этом была уверена в себе и легка на подъем.

В Англии она показала себя сообразительной девушкой, очень быстро освоила новые языки, изысканные манеры, модные наряды и завела большого зеленого попугая. А перед ее дружелюбием и способностью располагать к себе людей не устоял весь английский двор, включая всех детей Генриха (его старшая дочь, Мэри, была ее ровесницей).

Через полгода король предложил расторгнуть брак, на что она безоговорочно согласилась (памятуя судьбу своей предшественницы, казненной Анны Болейн). И тут случилось невероятное — Генрих Восьмой из гневного супруга превратился в хорошего друга. Ей было пожаловано хорошее содержание, богатые поместья, титул "любимой сестры короля" со статусом "выше всех женщин в Англии после королевы и дочерей короля". Также ей было разрешено выйти замуж, если она того захочет.

Еще один, утерянный, портрет Анны Клевской (худ. круга Бартоломеуса Брейна).
Был куплен в 1930 году на аукционе Cristie's в Лондоне по поручению неназванного
частного клиента и после этого больше нигде не появлялся.

Но Анна Клевская не вернулась на родину и не вышла замуж. Нет! Она зажила так, что ей, наверное, завидовали многие. Она обладала неслыханной для того времени свободой, не подчиняясь никому, кроме короля, участвовала в жизни при дворе и управляла своими поместьями, игнорировала все политические и религиозные вопросы, слыла большой модницей и одной из богатейших женщин в Англии. Она продолжала опекать детей Генриха, о чем они потом вспоминали с большой теплотой (в особенности принцесса Елизавета, будущая великая королева).
Она пережила и Генриха Восьмого, и его сына Эдуарда Шестого. Умерла она  в царствие королевы Марии (Кровавой) и единственная из всех шести жен Генриха Восьмого похоронена в Вестминстерском аббатстве.
www.smartballs.ru